Музыка и Власть


Светлана Кудрявцева -Караускайте

Герой "Героической" симфонии


Когда в 1804 году Людвиг ван Бетховен закончил свою 3 симфонию, то, восхищенный идеями революционной Франции и победоносным шествием этих идей по Европе под трехцветными знаменами Первого консула Французской республики, он назвал свою симфонию «Бонапарт».

Когда же Бетховен узнал о том, что Наполеон стал Императором французов, он изменил посвящение и назвал симфонию «Героической».

 

Людвиг ван Бетховен—современник наполеоновской эпохи.

Несмотря на то, что родился он в Германии, а всю творческую жизнь прожил в Австрийской империи, то есть, в странах, враждебных Франции и воюющих с нею, Бетховен всегда отличался республиканскими идеями и бунтарским характером и в жизни, и в творчестве.

Поэтому, думаю, что читателю уже ясно, чем именно в 1804 году Император не угодил великому композитору.

Бетховен, как и очень многие прогрессивно настроенные люди в Европе видел во Франции колыбель Просвещения, в Великой Французской революции—ключевое событие эпохи, во французском республиканском строе—пример для подражания. В генерале, а потом Первом консуле, Наполеоне Бонапарте воплощалось для многих европейцев, в том числе и для Бетховена,  движение и распространение революции по Европе.

Давайте вспомним, с чего начинались победоносные войны Французской республики?

С разгрома интервентов и эмигрантов—сторонников монархии на границе с Германией.

С первых походов Итальянской армии генерала Бонапарта в Швейцарию и Италию, с создания там республик под патронатом Франции.

Это потом уже начались грабежи и вывоз культурных ценностей. Это потом уже изменилось отношение населения к французам и Франции.

Все это будет после. А в начале нового века Европа восхищалась Францией и ее Героем—Первым Консулом Бонапартом.

В 1804 году Бетховен разочаровался в Наполеоне, он увидел в нем лишь честолюбца, стремящегося к власти, гордеца, отдавшего республиканские идеалы за императорскую корону.

Но посмотрите, что получается.

В новом названии симфонии, изначально посвященной воинским победам республиканца Бонапарта, как в зеркале, отразилась ассоциация. Бетховен назвал свое произведение «Героической» симфонией. Тогда кто же ее Герой или герои?

Герои войны? Войны в это время на пространстве, обозреваемом Бетховеном, вела лишь Франция с антифранцузскими коалициями. Родина Бетховена—Германия в них пока в 1804 году участия не принимала. Австрия, где композитор жил и творил, принимала, но как воевали австрийцы—всем известно. Это ведь о них пятью годами ранее сказал А.В. Суворов, когда русские солдаты пожаловались ему, что пушки, захваченные ими в бою забрали себе австрийцы: «Ничего, мы себе в бою еще добудем, а им, бедненьким, где взять?»

Русские? Вряд ли Бетховен имел в виду потрясший многих героизм наших соотечественников, не думаю, что в Австрии его (наш героизм) афишировали в средствах информации.

Нельсон? Но на дворе лишь 1804 и Трафальгар еще впереди.

И самое главное… Глаза всей Европы прикованы были тогда именно к Бонапарту. Вспомните, хотя бы, безудержное восхищение им Пьера Безухова в 1805 году, в начале романа Толстого. 

Именно Он был Героем Европы...

Так что, Бетховен достиг лишь эффекта греков с памятью о Герострате, он навсегда заставил нас запомнить, что симфония «Бонапарт» названа им «Героической», в память о ее Герое.


Оглавление