Гость журнала


gaiba.jpg (8160 bytes)

Николай Павлович Гайба,
директор дома - музея Адама Мицкевича в Новорудке

Белорусские земли

в войне 1812 года


(На примере города Новогрудка)


Поход Великой армии Наполеона на Россию в 1812 году стал для жителей белорусских  земель и трагедией (война!) и неоднозначным событием в восприятии разных слоев населения. Вызвано это было событиями недавней истории.

 

В результате третьего раздела (1795 г.) Речи Посполитой, объединявшей Королевство Польское и Великое княжество Литовское (ВКЛ), к России отошли белорусские, литовские, украинские земли. Многие из проживавших на этих землях шляхтичей (дворяне) не смогли смириться с утратой прежней государственности и видела в Наполеоне человека. готового ее
восстановить. Надежду на это давало созданное Наполеоном в
1807 году Варшавское герцогство. В свою очередь, многие крестьяне ждали от Наполеона освобождения от крепостной зависимости по примеру Варшавского герцогства.

То, что будет война с Наполеоном – предполагали, практически, все, особенно после 1807 г. Свой поход на запад планировала и Россия (1). В Беларуси пророссийски настроенная шляхта в лице графа Огинского обратилась к императору Александру I с просьбой восстановить, в противовес ожиданием того же от Наполеона, Великое княжество Литовское с местной администрацией (2). В ответ на это, соглашаясь с доводами Огинского, был подготовлен проект царского указа (3). Но свет он так и не увидел.

События того времени - ожидание Наполеона, связанные с ним надежды и начало войны - образно отражены уроженцем Новогрудчины Адамом Мицкевичем в его поэме «Пан Тадеуш» (1834 г.), где он писал: 

  Война! война! война! В тревоге вся Литва –

  …все твердят в восторге со слезами:

  Бог с императором, а император с нами.

  /…/

  Каких событий цепь. Какой надежды свет!

  Сон дивный! Снится мне сон этот столько лет!

  Я в рабстве вскормленный, увидеть мог в Отчизне,

  Весна, тебя одну-единственную в жизни! (4) 

Свидетелем и непосредственным участником тех событий стал и Новогрудок, в то время уездный город Гродненской губернии, а до этого, в 1507-1795 годах (почти 300 лет!) – центр большого по территории Новогрудского воеводства (аналог губернии) в составе Великого княжества Литовского.

Война началась 24 июня (даты даются по новому стилю) переходом Великой армии через р. Неман. Один из участков западной границы России южнее р. Неман прикрывала 2-я русская армия под командованием генерала князя П. Багратиона, штаб которого находился в г. Волковыске на расстоянии примерно 150 км. от Новогрудка. Ближайшим резервом армии была 27 пехотная дивизия Д. Неверовского, сформированная в Москве и направляющаяся в сторону Новогрудка (5). С началом военных действий из Гродно в сторону Новогрудка – Минска  выехали все чиновники русского происхождения во главе с губернатором (6) В сторону Минска начала отходить и армия П. Багратиона.

В это время в Гродно стягивались войска Жерома Бонапарта, короля Вестфалии, брата Наполеона, в составе которых был и 5-й польский корпус генерала Юзефа Понятовского, военного министра Варшавского герцогства, племянника последнего короля Речи Посполитой Станислава Августа.

3 июля основные силы 2-й русской армии вошли в Новогрудок. В городе, по распоряжению командования, остался офицер,  который  должен  был  поджечь  военный  и  продовольственный склады,  чтобы их содержимое не досталось неприятелю. Этот поджог мог вызвать большой пожар и стать трагедией для города - но ее удалось избежать – жители откупились большой суммой денег, а для видимости пожара подожгли на городской окраине несколько стогов сена (7). Русская армия ушла дальше на восток, а через три дня в Новогрудке уже появилась первая небольшая группа французской легкой кавалерии из 4-го корпуса генерала Лятур-Мобура.

8 июля в Минск вступил авангард французского корпуса Л. Даву, который после приветствия местной шляхты, сказал, что армия Наполеона пришла не угнетать белорусов и поляков, а пришла вернуть им Родину.

В этот же день в Новогрудок вошел авангард войск Жерома – дивизия польской кавалерии генерала Рожнецкого. А вечером, в сопровождении оркестра – пехота и полк польской кавалерии во главе с Ю. Понятовским и генералом Я. Домбровским (8). Вечером того же дня около местечка Мир, что в 50 км. от Новогрудка, три уланских полка корпуса Лятур-Мобура догнали арьергард 2-й русской армии.

Завязался бой, в котором французы были почти полностью разбиты. На следующий день в бой вступила дивизия Рожнецкого, но и она понесла значительные потери в сражении с казаками генерала Платова (9). В плен к русским попало около 30 офицеров и свыше 350 солдат противника. По воспоминаниям русского офицера И. Дрейлинга, пленные сказали, что целью их похода является Москва и что нет такой силы, которая смогла бы задержать их победоносное шествие. «Мы чувствовали себя уязвленными, – пишет И. Дрейлинг, - и все же не могли не отдать должное этим воинам, привыкшим к победам на всем земном шаре» (10).

Вечером того же дня в Новогрудок прибыл с вестфальским корпусом Жером Бонапарт. Король со своей многочисленной свитой разместился в лучшем здании города – бывшем Радзивилловском дворце (в настоящее время  не существует Н.Г.), где ему местная шляхта устроила торжественный обед.

Однако поведение его солдат  оставило у новогрудчан неприятное впечатление. Вестфальцы разошлись по домам и забирали себе продукты, вино, вещи, домашний скот. Даже после торжественного обеда они унесли с собой фарфоровую посуду и скатерти (11). Один из свидетелей  писал, что «орда Чингис-хана была более дисциплинирована, так как там сурово наказывалось своеволие. Здесь же организаторами грабежа были как солдаты, так и офицеры (12).

И все же какие-то надежды оставались. Усилились они после провозглашения Наполеоном 1 июля решения о создании «Временного правительства Великого княжества Литовского». Его власть распространялась на Виленскую, Гродненскую, Минскую губернии и Белостокскую область, которые были преобразованы в департаменты с двойной, местной и французской, администрацией. Подобным образом были организованы Витебская, Могилевская, Смоленская и Курляндская губернии, но Временному правительству они не подчинялись (13).

Наполеон проигнорировал просьбы польского сейма присоединить новое «государственное образование» к Варшавскому герцогству – так на короткое время появилось новое «Великое княжество Литовское», в котором, как и прежде, проживали разные народы: белорусы, поляки, евреи, литовцы, и др. Новогрудок стал центром дистрикта. Здесь был избран мэр и назначен подпрефект и председатель гражданско-военной комиссии (в одном лице). Была создана местная жандармерия. (14).

Однако оставшиеся еще у некоторых  радужные надежды вскоре начали таять. Конечно, Наполеона мало волновала судьба поляков и белорусов, у него был свой расчет, свои планы мирового господства. Наполеон вскоре потребовал создать здесь новые воинские формирования: 5 пехотных полков и 4 уланских (кавалерийских), которые воевали бы, естественно, на стороне Великой армии. Одним из центров формирования уланского полка (№19) был назначен Новогрудок. В итоге, пехотные полки были сформированы к концу сентября, а уланские – во второй половине октября, накануне отступления французов. Численность созданных здесь военных формирований составила 19 тысяч человек, включая жандармерию, причем обеспечить их всем необходимым должно было местное население. По обычаю того времени командир полка продавал офицерские должности, которые покупала шляхта.

За капитанскую должность платили около тысячи дукатов, за должность поручика – четыреста, подпоручика – двести (15).

Многие из вступивших в наполеоновские войска считали себя по-прежнему гражданами Речи Посполитой и теплили надежу, что можно будет с оружием в руках отстоять вновь провозглашенное Великое княжество Литовское. Следует отметить, что во 2-й и 3-й русской армии в то время служило много уроженцев белорусских земель, в т.ч. и в Лейб-гвардии Литовском полку, прославившим себя в Бородинской битве.

15 августа во многих белорусских городах были устроены торжества по поводу дня рождения Наполеона. В Новогрудке в этот день в центре города на здании костела францисканцев был укреплен транспарант с лозунгом «Maximus in magno Napoleone Deus». В Доминиканском костеле прошла церковная служба, после которой состоялся обед, а вечером город был освещен иллюминацией (16).

Однако эмоции были уже не такими радостными. Военным и гражданским властям  была поставлена главная задача - организовать продуктовое и фуражное обеспечение Великой армии. Начались массовые реквизиции, а зачастую – открытый грабеж. По указу Наполеона о реквизициях Великая армия должна была получить 528 тысяч тонн ржи, 100 тысяч тонн овса и 53 тысячи коров. В Новогрудке тоже было приказано создать продовольственный склад на 10 000 порций, куда надо было поставить муку, крупу, горох, соль, водку, сено, солому (17). Для снабжения солдат провиантом, у белорусских крестьян отбирали последнее, разоряли и помещичьи усадьбы.

Результат не заставил себя ждать, началось партизанское движение, особенно в Витебской губернии, где Наполеону пришлось держать несколько десятков тысяч солдат для защиты своего гарнизона. Партизанские отряды громили команды провиантеров и отдельные боевые части, охранявшие коммуникации. Повлияло на размах партизанских акций и решение о сохранении на оккупированных землях крепостного права.

Между тем, Великая армия Наполеона повернула вспять от Москвы. В конце войны на белорусской земле приняли участие в боевых действиях полки, созданные здесь по приказу Наполеона. «Новогрудский» уланский полк №19 вошел в состав корпуса Даву и до апреля 1814 года воевал под Гамбургом (18).

24 декабря 1812 года, в свой день рождения, император Александр I провозгласил всеобщую амнистию для жителей польских, белорусских, литовских губерний, что позволило многим из бывших военных и гражданских лиц вернуться на Родину.

Военные действия привели к гибели тысяч людей, очень сильно подорвали экономику белорусских земель и разбили надежду большой группы бывших граждан бывшей Речи Посполитой.

 

Источники и литература:

Соколов О. Погоня за миражом //Родина. № 6-7, 1992. – С.18-21.

Записка графа Орловского Александру I //История Беларуси в документах и материалах. – Минск, 2000. – С.126-136.

Проект указа о новой организации западных губерний. Там же. С.136-138.

Мицкевич А. Пан Тадеуш. (Пер. С. Свяцкого) – С.- Петербург, 1998. - С.263, 264.

Гарнич Н.В. 1812 год. – Москва, 1956. – С.59.  1812 год: Воспоминания воинов русской армии. – Москва, 1991. – С.403.

Орловский  Е.Ф. Гродненская губерния в 1812г. – Гродно, 1912. – С.12.

Mienicki R. Ziemia Nowogrodzka w dobie porozbiorowej. – Wilno, 1935. – S.13.

Pawlowicz E. Wspomnienia: Studio-podroze. – Lwow, 1887. S.18.

Бородино 1812. – Москва, 1987. – С.45-46.

1812 год: Воспоминания воинов русской армии. С.370.

Исторический очерк Гродненской губернии. – Гродно, 1902. – С.12.

Pawlowicz E. Wspomnienia… S.23.

Энцклапедыя гiсторыi Беларусi. Т.1.-Мн. 1993. С.75.

Pawlowicz E. Nowogrodek w XIX w. – Lwow, 1902. – S.25.

15.Хурсiк В. Яны адступалi да Парыжу file://Дзеяслоу.
№5. 2003. – С.221.

Mienicki R. Ziemia Nowogrodzka w dobie porozbiorowej. S.19.

Корнейчук Е. Белорусский народ в Отечественной войне 1812г. – Минск, 1962. – С.52.

Кудряшов И. Призрак великой Литвы // Родина,
&#
8470;6-7, 19992. – С.35.

 

Николай Павлович Гайба, Директор дома—музея Адама Мицкевича,
г. Новогрудок, Республика Беларусь,
22 ноября 2004 г.,
специально для журнала «ВРЕМЕНА».

На иллюстрации: Великая армия в Новогрудке. 


Оглавление